Охота на утку осенью

Вздрогнув от неожиданного выстрела, к которым я никак не могу привыкнуть, и обернувшись в сторону улетевшего заряда, я стал свидетелем головокружительного пике подстреленной моим приятелем утки.

— Видел как я ее! — хвастаясь, закричал он, — прямо в лет, учись, пока я жив. Сразу же хочу оговориться, своего приятеля я зову Антоныч, так как это удобно и мне и ему. В охоте Антонычу нет равных и как он сам говорит: -Прежде чем я начал ходить, отец научил меня стрелять.

Время было около шести утра. Сентябрь уже успел окрасить листья на деревьях в золотой цвет, что в наших краях, впрочем, происходит очень быстро. Мы сидели в скрадке, на берегу небольшого озера, расположенного где-то в Ханты Мансийском автономном округе. Скрадок мы соорудили еще с вечера из поросли тальника и небольшого деревянного каркаса, накрыв его сверху маскировочной сеткой. Сам я попал сюда по свое воле, упросив Антоныча взять меня с собой, что бы воочию, как говорится, испытать, прелести осенней охоты на утку и получить ответы на вопросы, которые в процессе этого мероприятия могли возникнуть в моей голове.

Так повелось, что испокон веков самым массовым и любимым видом охоты является охота на утку. В большинстве случаев даже свой первый выстрел начинающий охотник делает именно здесь, на берегу небольшого озера, котлована или речушки. Однако не всем известны секреты и премудрости такой охоты, способной превратить это занятие в удовольствие и оставить после себя массу впечатлений, конечно, если охотники выезжают именно на охоту, а не на отдых, под ее предлогом.

Так что же необходимо знать и уметь начинающему охотнику, чтобы и первый, и последующие выезды на осеннюю охоту, именно на крылатую дичь, не разочаровывали, а были успешными и плодовитыми. Вот такой первый вопрос родился в моей голове, который я и поспешил задать Антонычу. Немного подумав, Антоныч сказал: — На мой взгляд, самым основным и главным умением при добыче крылатых трофеев является правильное выцеливание и производство своевременного выстрела, и если постичь данную науку, то практически каждый выстрел будет результативным, а окружающие тебя соратники и соперники будут ворчать и роптать от зависти. — И в чем же секрет? — спросил я. — Да по сути никакого секрета в этом нет, — ответил он, — просто начинающим стрелкам нужно помнить, что результативный выстрел по утке сделать не так просто. Связано это, как ни странно, даже с разновидностью самих уток.

Опираясь на свой опыт, я могу с уверенностью утверждать, что даже птицы одного вида в полете создают разные условия для прицеливания и стрельбы. Непредсказуемым может быть не только ее полет, но и сама обстановка, в которой оказывается охотник. Поэтому и не так все просто в этом виде охоты как кажется на первый взгляд, и если наивный новичок мечтает о результативных выстрелах на таком мероприятии как охота на утку, не постигнув при этом всех ее тонкостей, разочарование и бессмысленная трата денег ему обеспечена.

— Тихо, тихо, — зашипел Антоныч, приподнимаясь с раскладного стульчика и приложив приклад своего ружья к плечу, зашептал: — Сейчас я их встречу. Прямо на чучела налетала стайка уток — бах, бах раздались подряд два выстрела. Утки взмыли вверх и, рассекая воздух крыльями, ушли в сторону, однако две из них остались неподвижно плавать на плесе у расставленных нами чучел. — Ну вот, о чем и речь — только налетели, сразу бей, не мешкай, — сказал он, — чего сидишь, лезь, доставай.

Вернувшись в скрадок, я продолжил пытать Антоныча: — Ну это же не единственные хитрости? — Разумеется, нет, — ответил он.- Нужно учитывать еще ряд особенностей, например, тебе известно, когда утка наименее уязвима для выстрела? — Ну, наверное, когда ее не видно, — попытался я пошутить. Поняв по взгляду своего собеседника, что шутка не удалась, я опустил глаза, и стал рассматривать свои сапоги. — Ну конкретно для тебя это может быть и так, — ответил он, — а по науке и опыту менее уязвимой для дроби в отличие от летящей является плавающая или сидячая на воде птица, даже если она находится от охотника на таком же либо меньшем расстоянии. Раскинь мозгами, почему так, получается, — обратился он ко мне. — Не могу знать, — отчеканил я в ответ.

— Вот, — ответил Антоныч, — а причина тому в особенностях оперения птицы, ну и утки в том числе. У сидячей или плавающей птицы перо к телу прилегает плотнее, а так как кроме перьев утка обзаводится еще и пухом, в совокупности из всего этого образуется неплохой и весьма прочный природный панцирь. Ну а если бы ты был более наблюдательным, то наверняка бы заметил, что сидящая или плавающая на воде птица значительно меньше, чем в полете, поэтому попасть в нее труднее.

— Точно, — сказал я. -Так какой вывод ты можешь сделать? — спросил он меня. Немного подумав, я ответил: — Если учесть, что осень это время года, когда утка готовится к холодам, а поэтому отлично оперена и ее природный панцирь наиболее крепок, стрелять в сидящую утку с большого расстояния не целесообразно.

-Да ты делаешь успехи, — засмеялся Антоныч, — только знай, что такая же ситуация возникает и весной, поэтому в эти периоды дробь может попросту ее не взять, а вот летом утка наиболее уязвима для выстрела, в том числе и сидящая на воде.

— Ну хорошо, а если все таки я решил стрелять в сидящую или плывущую утку, что мне нужно знать, чтобы выстрел увенчался успехом, или просто целиться и стрелять на удачу? — не отставал я от него.

— Естественно, тяжело отказаться от соблазна сделать выстрел, даже не смотря на возможную неудачу, — ответил мой собеседник, — и большинство охотников, конечно же, стреляют, не упуская такой возможности. Однако тогда нужно помнить, что при выстреле в такую мишень заряд необходимо посылать как бы под нее, то есть целиться нужно в середину предполагаемой линии, образовавшейся при соприкосновении мишени с поверхностью воды. Ну а самым идеальным временем для выстрела в птицу, сидящую на воде, будет момент ее взлета, вот тогда она бьется очень чисто и наверняка. Немного подумав, я спросил: — А если утка сидит не на воде, а ,предположим, на траве, на берегу или на камне и не собирается взлетать, тогда что?

— Тогда, — чуть помолчав, ответил Антоныч, — целиться и стрелять по ней нужно точно в центр корпуса, при этом будет лучше, если мишень расположена к стрелку боком или задом. В грудь стрелять в таком положении я бы не советовал, потому что тут утка наиболее защищена пухом и пером.

-Ты сам-то хочешь пострелять? — спросил он меня. Я ответил отказом и на его удивленный взгляд пропищал: — Птичку жалко. — Хозяин барин, — ответил он, улыбнувшись. Выпив причитающуюся мне кружку кофе из термоса и дожевав свой бутерброд, я продолжил свои расспросы. — Ладно, с сидячей птицей все понятно, а что надо знать, чтобы бить ее влет? — Влет, говоришь, — наморщив лоб, произнес Антоныч. — Ну перво-наперво для того, что бы стрелять в летящую утку, необходимо в нее правильно прицелиться, поэтому выцеливать ее нужно наперед.

— Как это понять? — спросил я. — То есть, целиться не в саму утку, а перед ней, — пояснил он. — Точность такого выстрела, конечно, приходит с опытом, а пока необходимо помнить, что между нажатием на спусковой крючок ружья и моментом, когда заряд достигнет цели, проходит определенный промежуток времени, поэтому утка должна как бы налетать на дробь. А если целится прямо в нее, то заряд попросту будет опаздывать и долетать до места нахождения цели в тот момент, когда ее там уже не будет, — закончил свое пояснение Антоныч. — Уяснил?

— Да вроде. Хорошо, а как же тогда вычислить то место, где встретятся утка и дробь? — не унимался я. — А вот это уже будет зависеть от того, с какой скоростью и на какой высоте передвигается цель, — начал опять объяснять Антоныч. — Чем больше скорость и высота полета, тем больше расстояние упреждения выстрела, а вообще, как я тебе уже сказал, приходит это с опытом и количеством сделанных выстрелов.

Тут он вскочил, вскинул ружье и тут же выстрелил. В это время я уже таращился в небо где увидел как отчего-то невидимого, пролетевшего рядом, шарахнулась утка и, изменив курс, попыталась ускользнуть. Второй выстрел Антоныча не оставил ей никаких шансов. Закрутившись в воздухе она как подбитый самолет со всего маха плюхнулась в воду, оставив круги на поверхности.

— Врешь, не уйдешь, — прошептал Антоныч и, перезарядив ружье, присел на стульчик.- Ну вот тебе и пример для закрепления науки, — сказал он. — Видел, как она после первого выстрела отпрянула и изменила направление полета? — Видел,- ответил я.- Так вот, первый выстрел был в молоко, так как взял я слишком далеко перед целью, поэтому утка чуть не успела налететь на дробь, но при этом сильно удивилась, — засмеялся он, а вторым выстрелом я ее уже оприходовал.

— Ну что сидишь? — удивился Антоныч. Все поняв, я поднялся и пошел доставать трофей.

Просидев таким образом до восьми часов утра, мы стали собираться домой. Настроение было превосходное, и хоть я сам не сделал ни одного выстрела, ощущение добытчика и кормильца меня не оставляло, тем более, что за свое участие мой напарник любезно поделился со мной своими трофеями, в разумных пределах конечно. Более того, он пообещал взять меня с собой на охоту еще раз, если, конечно, я изъявлю на это свое желание. Вот таким было мое первое знакомство с осенней охотой на крылатую дичь.

Запись опубликована в рубрике Охота и рыбалка. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.