Мой сын родился дважды (случай из жизни)

Наш поселок — небольшой райцентр. Одна центральная улица, церковь да дом культуры. Есть еще десяток многоэтажек, несколько красивых магазинов да пара молодежных кафе-баров. Кстати, евроремонт в этих торговых точках делал отец героя нашего повествования, Александр, но об этом мало кто знает. А вот историю, приключившуюся с его младшим сыном, которого родные ласково называют Михайликом, знают в поселке все. Стоит спросить любого жителя городка, где живет семья, и вас приведут на порог дома. Гостеприимная хозяйка Зоя рассказала нам о своей семье и о том, что ее младший сын обязан жизнью, помимо родителей, еще одному человеку.
И конечно, Богу, ведь Миша, не снимая, носил крестик с самого дня крещения. Но ангел-хранитель из плоти и крови был рядом с малышом еще раньше…

Будни и праздники

— С будущим супругом я познакомилась благодаря песне, — начала свой рассказ Зоя — Пела всюду — в садике, в школьном хоре, в ПТУ, котором вначале училась, а потом работала лаборантом. На одном из праздничных концертов, где я исполняла сольный номер, Саша меня и приметил. Он тоже работал в училище, знал несколько профессий и был старше на 12 лет (мне было 18). Когда Саша сделал предложение, я сразу дала согласие. Не влюбиться в такого завидного парня было трудно! К тому же чувствовала — с ним не пропаду. Училище предоставило нам жилье, где соседями были молодые семьи. Вместе отмечали праздники, устраивали пикники на реке, зимой катались на санках и играли в снежки. Ну и, само собой разумеется, когда в наших семьях родились первенцы, мы стали друг другу еще и кумовьями.

Первое серьезное испытание нас постигло, когда мой старший сын, Сережа, родился с детским церебральным параличом. Несмотря на страшный диагноз, мы с мужем отчаянно верили, что сможем победить болезнь. Все силы и средства тратили на его выздоровление. Возили к ведущим врачам областного центра и к светилам медицины в столицу. Отец все время носил его на руках. Когда появился на свет Миша, Сереже было 3,5 года, и он уже самостоятельно ходил! Мы оба просто светились от счастья. Я могла себе позволить не сокращать декретный отпуск до минимума.

Долгое время у нас все было хорошо в финансовом плане. Но настало время, когда мужу пришлось уехать на заработки в Москву: высокооплачиваемой работы в райцентре не было. А я осталась дома с детьми.

1. 4 метра до беды

В тот злополучный день старший сын был у бабушки, а Михайлик играл целый день на улице. Гонял с соседскими ребятишками мяч, купал в тазу бездомного щенка, забегал домой за конфетами. В общем, был на виду. Была суббота, и я полностью посвятила ее генеральной уборке. Где-то около шести вечера вышла позвать сына на ужин, но Михайлик не отзывался. Детской площадки во дворе нет, но сын был приучен далеко не уходить. Пробежалась по соседям — не заходил. Я уж было подумала, что его украли — шоссе неподалеку; но отогнала от себя тревожную мысль. И тут прибегают запыхавшиеся дети, и я слышу крик 6-летнего Димы: «Михайлик в колодце утонул!» Не помня себя, я побежала к колодцу (пожарному водохранилищу) — огромной, закопанной в землю бетонной конструкции (6 х 6 м и глубиной 4 м), заполненной водой только наполовину, которая находится на территории школы.

Как рассказал мне по дороге Дима, Михайлик побежал за мячом и, разогнавшись, упал вниз головой в зияющую дыру (видимо, кто-то стащил люк на металлолом)… Все это произошло на глазах у остальных детей, которые самостоятельно попытались вытащить Михайлика, но быстро сообразили, что надо бежать за взрослыми.

Я все еще не верила в самое страшное, надеялась, что это ошибка. Но когда сквозь прозрачную воду увидела маленькие ножки в белых шортах, потеряла сознание. Дальнейшее знаю со слов Сергея врача-гинеколога районной больницы, которого мы встретили по дороге. Услышав, что произошло, он, опережая всех, побежал к колодцу и начал действовать.

Ангел-хранитель

Врач Сергей вообще-то не должен был в этот день быть в поселке. Как он рассказывал позже, бывший сокурсник по мединституту пригласил его к себе на день рождения. Два раза он порывался уехать, но его задерживали, то неотложные дела, то захворавшие родители. Он как раз возвращался из аптеки, когда узнал о беде.

Вначале он просто хотел прыгнуть в колодец за Мишей, но вовремя понял, что это ничего не даст. Даже если поднять ребенка со дна, как передать его на поверхность? Между тем каждая секунда отдаляла надежду на спасение малыша. Вокруг уже собралась толпа, но никто не мог помочь. И тут возле мечущегося врача оказались директор лицея и завуч. Удивительный факт — буквально накануне завуч нашел в школьном подвале длинную лестницу, заваленную дровами, и перенес ее в подсобное помещение. Вместе с Сергеем они кинулись за ней. Через минуту он уже нырял в прохладную купель колодца. Аккуратно, чтобы случайно не ударить головой, взял мальчика, передал на поверхность и выбрался сам. Завуч тем временем вызвал «скорую».

Сердце Михайлика не билось, глаза были закрыты, а лицо — белее новой простыни. По правилам, искусственное дыхание необходимо делать, освободив грудь от одежды. Доктор попытался снять с ребенка футболку. Не удалось. Сыночек судорожно держался за веревочку, опоясывающую шею. Впоследствии выяснилось, что мальчик сжимал нательный крестик. Пришлось спасать ребенка не по правилам.

День рождения и день спасения

Сергей видел, что Михайлик находился в состоянии клинической смерти, знал, что прошло слишком много времени и шансы минимальны, но, несмотря на это упорно продолжал делать массаж сердца. На пятой минуте сердце Михайлика удалось завести, появилось дыхание. К счастью, и неотложка приехала быстро. Когда Сергей передал моего сына бригаде «скорой помощи», он еще не был уверен, что малыш выживет. Минут десять глядел вслед удаляющейся машине, размышляя, все ли верно он выполнил. А возвратившись, домой, не мог ничего спокойно делать — так переживал. Рассказал обо всем матери — тоже медработнику. Именно она вспомнила о том, что ее сын уже не впервые спасает Мишу.

Четыре года назад, будучи на сносях, я была у матери в селе. Неожиданно отошли воды. Схваток не было. Мать, поняв, что я рожаю, вызвала бригаду «скорой помощи». Когда приехал гинеколог, Михайлик уже появился на свет, но с осложнениями. Благодаря высокопрофессиональным действиям Сергея все закончилось хорошо. Нельзя не отметить словами благодарности и коллег Сергея в больнице.

В областном центре, через шесть часов после случившегося, малыш пришел в себя. И первое, что он произнес, было: «Хочу, чтобы пришел папа, а еще дайте колбасы!» Меня он тогда не позвал, хотя очень любит, а отца — так просто боготворит. Я позвонила Саше в Москву. Сразу сказала, что у нас в семье беда, и расплакалась. Дала Михайлику трубку. Тот вначале тоже расплакался, а потом с детской непосредственностью заявил: «Если бы не Господь и Сергей меня бы уже в ямку закопали. А так я живой!»

Через несколько дней муж был дома. Директор строительной фирмы отпустил без разговоров, но ненадолго. Сашей он дорожит, ведь в строительстве муж умеет все. Говорит, мне бы десяток таких, как он, вторую Москву отстроить можно. Директор даже предлагал нашей семье переехать в столицу России, обещал съемное жилье за счет фирмы. Но ради детей я осталась в поселке: в Москве нам было бы тяжело. Так и живем уже несколько лет вдали друг от друга, очень скучаем. Но супруг оптимистично смотрит на сложившиеся обстоятельства и утверждает, что разлука только укрепляет нашу любовь. Обещает, что скоро заработает на собственное дело и вернется в родные места.

Мы часто перезваниваемся. А пока видимся два-три раза в год. В основном, на праздники. Тем более что их в нашей семье прибавилось. Ведь у Михайлика теперь есть День рождения и День спасения. В прошлом году, в тот самый день, когда сыну исполнилось 5 лет, его спасителю и крестному отцу Сергею, вручили памятный диплом, медаль и подарили большой телевизор.

Запись опубликована в рубрике Истории. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.